Челябинское РАЭБ Лого
Статьи

Некоторые принципы подхода к безопасности бизнеса. Практические аспекты.

18.02.2018 г.

«Безопасность для бизнеса, а не бизнес для безопасности»

Если утрировать: «Задача коммерческих служб предприятия – освоить как можно больше денег, а задача службы безопасности – не дать потратить ни копейки». ☺

Теперь без шуток: В соответствии со ст.2 Гражданского кодекса РФ, «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли». Следовательно: Задача предпринимателя – услышать тех и других и принять решение с учетом приведенных сторонами доводов. В идеале, таких «сторон» должно быть больше 2-х (юридическая служба, финансовая служба, бухгалтерия, коммерческая служба, служба безопасности и т.д…).

Сложная проблема – найти верное решение.

В этой связи, риски можно разделить на:

  1. Допустимые, когда наступление неблагоприятных последствий грозит потерей прибыли.
  2. Критические, когда наступление неблагоприятных последствий грозит потерей выручки (или вложенных средств) .
  3. Катастрофические, когда наступление неблагоприятных последствий угрожает потерей бизнеса.

В любом случае – окончательное решение за предпринимателем. Насколько он готов рисковать своими активами. Как при размещении свободных денег под %%: «Выше проценты – выше риски, ниже риски – ниже проценты».

Разделять Интересы сторон и Позиции сторон.

Следует исходить из интересов. Интересов бизнеса.

Пример: В нашем Агентстве был клиент – владелец относительно небольшой производственной компании, который исповедовал принцип: «Я с детства рос в неблагополучном пролетарском районе и привык давать сдачи…»

Его фирма претерпела попытку рейдерства, начало которому положило письмо питерского адвоката в интересах его клиентов (Питерцы и зарубежные лица) с претензией относительно интеллектуальной собственности на выпускаемую нашим клиентом продукцию.

Нам удалось удержать нашего клиента от соблазна «немедленно дать сдачи» и вступить в переписку, наполненную конкретикой.

Вместо этого мы смогли так сформулировать промежуточный, ни к чему нас не обязывающий ответ, что заставили задуматься уже противную сторону и это дало нам выигрыш времени, примерно три месяца, позволивший проанализировать собственные проблемы и устранить недостатки (а таковые, как выяснилось, имелись, что позволило бы недобросовестным конкурентам уничтожить бизнес челябинского предпринимателя). ИТАК:

- Позиция: Я привык сразу давать сдачи и я им сейчас ТАК отвечу!

- А интерес: Нормальная деятельность предприятия, направленная на извлечение прибыли.

Принцип непрерывности и системности

(исключить случаи, когда «Глаз замылился»).

Источником внутренних рисков является сама фирма, её сотрудники. Эти риски возникают в случае неэффективного менеджмента, а также в результате внутренних злоупотреблений. Основными среди внутренних рисков всегда являются кадровые риски, связанные с профессиональным уровнем и чертами характера сотрудников фирмы.

Пример: Мошенничество: В одну крупную челябинскую фирму пришли два никому не известных молодых человека. Представились учредителями недавно созданного иногороднего юрлица и попросили товар на реализацию. На 1.000.000 рублей. Услышали ожидаемое «нет», но проявили настойчивость, сказав, что могут предложить в качестве залога, принадлежащий им, как физическим лицам, объект недвижимости. Юристы проверили принадлежность объекта, а специалисты по оценке дали заключение, что его стоимость превышает сумму товарного кредита. После заключения договоров поручительства и залога, товар был передан на реализацию.

Деньги за принятый на реализацию товар были перечислены задолго до наступления срока по договору. Рассчитавшись, молодые люди вновь обратились с тем же предложением уже на бОльшую сумму. Довольно быстро получили не только добро, но даже подписали договор о длительном сотрудничестве, под залог все той же недвижимости.

Каждый раз сумма принимаемого на реализацию товара становилась все больше, а сроки возврата денег неукоснительно соблюдались. Предприимчивых молодых людей даже ставили в пример собственным сотрудникам отдела продаж.

Всё закончилось, когда наступила просрочка платежа от иногородних предпринимателей. Но даже тогда тревогу никто не забил, т.к. в голове прочно сидела мысль, что «там же залог». Просрочка платежа все росла, а молодые люди перестали выходить на контакт. И вот тут-то и выяснилось, что жулики так приучили всех сотрудников потерпевшей компании к мысли о том, что они надежные контрагенты, не только вовремя рассчитываются за товар, но и являются залогодателями, что это доверие обернулось подписанием еще одного договора, на самую крупную сумму. Но это был уже отдельный договор, никак не связанный с поручительством и залогом.

Руководство компании уволило нерадивых сотрудников, но денег это, разумеется, не вернуло. Залог же с объекта недвижимости был снят решением суда, куда обратились адвокаты залогодателей.

Меры, направленные на предотвращение возможного ущерба не должны стоить дороже самогО предотвращаемого ущерба.

Например, «Подглядывать» и «подслушивать» за сотрудником может оказаться дороже, чем ущерб от «кражи» им рабочего времени. А таким желанием часто грешат эмоциональные или самоуверенные топ-менеджеры или хозяева бизнеса.

Реальный пример: Собственники одной челябинской фирмы с филиалами в разных городах установили видеокамеры в кабинетах директоров филиалов. («Вот, смотрите: Она (дир.филиала) 30 минут потратила на покупку косметики в прямо в кабинете», а вот к ней пришел директор фирмы-конкурента, значит он ее переманивает). Но, что может помешать покупать косметику вне пределов кабинета и тоже в рабочее время, а переговоры, связанные с «трудовой миграцией» вести вечером в кафе?

В итоге: затраты на покупку и установку видеокамер, плюс невероятные траты собственного времени на просмотр видеозаписей.

Если сотрудник эффективен, то можно закрыть глаза на его периодические отвлечения на непроизводственные цели. В конце концов, не контролирует же предприниматель удаленных работников (фрилансеров). Если же сотрудник неэффективен, то нет смысла отвлекать ресурсы на «слежку» за ним. Проще уволить.

Разумеется, могут быть исключения, когда речь идет о топ-менеджменте, и/или ключевых сотрудниках, способных оказать существенное отрицательное влияние на бизнес в целом, вплоть до прекращения деятельности компании. Но эти исключения все равно должны соответствовать вышеназванному принципу.

ВЫВОД: «И доверяй, и проверяй, и деньги считай».

Принцип законности

Оттолкнувшись от предыдущего примера можно обратить внимание на необходимость неукоснительного соблюдения принципа законности, т.к. в предыдущем случае существуют риски быть привлеченным к ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни.

Время от времени к нам в Агентство обращаются с вопросом «А можете последить за человеком?»

Каждый раз мы терпеливо разъясняем, что это, во-первых, незаконно, во-вторых, очень и очень дорого, а в-третьих, даже проявив некоторую настойчивость и найдя «специалистов» по такого рода деятельности, Вы должны понимать «Для чего Вам это», какой результат Вы хотите получить? И всегда у человека приходит понимание, что достичь желаемого результата (получить информацию) можно действуя законными способами, причем, гораздо более быстро и качественно.

Важно только знать куда обратиться! Но, всё равно, потребуются деньги.

Принцип «разумной достаточности»:

Примером явно недостаточных мер безопасности может служить недавний пример обращения в ЮУТПП казахстанской фирмы с просьбой повлиять на исполнение договорных обязательств одной из российских фирм уральского региона.

Даже поверхностно проведенные проверочные мероприятия показали, что российская фирма-контрагент – пустышка, за душой у которой ничего нет, руководитель – номинальное лицо, «Фунт», предоставившее лишь паспортные данные неизвестным злоумышленникам, и не располагающее сведениями об истинных бенефициарах.

Когда мы сообщили об этом казахстанской стороне, то услышали искреннее удивление: «КАК?! Они же нам прислали ЕГРЮЛ!» (выписку из единого госреестра юрлиц).

Таким образом, необходимо исключить граничащую с наивностью доверчивость.

В качестве явно избыточных мер можно привести ряд примеров, когда предприниматель просит: «Установите мне 48 камер на территории и выведите всё на большой монитор». На вопрос: «Кто будет анализировать поступающую информацию (48 картинок) и главное – реагировать, в случае необходимости на ситуацию»? Как правило, слышим ответ: «У меня там есть сторожа» и это в худшем случае (т.е. человек уже принял решение и думает, что всё просчитал). В лучшем же случае, обратившийся задумывается и в ходе беседы с нами начинает понимать, что для обработки информации потребуется минимум три смены подготовленных охранников по несколько человек в каждой. Точное количество зависит от профессиональных качеств каждого из них, площади охраняемого объекта, степени вероятности проникновения посторонних лиц (тут нужно обладание знаниями об оперативной обстановке на предприятии и вокруг него) и т.п.

Зачастую, когда бизнесмен посчитает во что ему обойдется его затея, понимает, что «оно того не стоит».

Комплексный подход и компетентность

Объединим 2 принципа одним примером:

Комплексность особенно важна там, где главный риск обусловлен чьим то замыслом – человек, в отличие от огня, будет искать обходные пути.

К нам обратилась одна довольно крупная коммерческая компания, имеющая значительное число территориально разрозненных объектов и большой штат сотрудников с просьбой провести аудит безопасности собственной Службы безопасности. Следует отметить, что деятельность компании как раз более рискозависима от злого умысла, чем от техногенных факторов.

И надо сказать, что сомнения собственников бизнеса в профессиональной подготовке сотрудников своей СБ оказались не беспочвенны. Проведенным аудитом было установлено, что сотрудники СБ не обладали достаточными профессиональными компетенциями, которые бы соответствовали стоящим задачам и уровню их зарплаты.

Фактически, роль службы безопасности была сведена к организации работы по предотвращению потерь (охране). Да и та велась с грубейшими нарушениями действующего законодательства, что, в свою очередь, в случае их выявления, грозило крупными финансовыми санкциями со стороны контролирующих органов, а при некоторых условиях, и к уголовной ответственности руководства. (Фактически, одно из юридических лиц «холдинга» оказывало остальным услуги охраны на возмездной основе, т.е. осуществляло охранную деятельность без лицензии).

Но даже в этой работе руководство СБ не владело ситуацией о точном количестве не только лиц, задействованных в охране объектов, но даже о количестве имеющихся в холдинге групп быстрого реагирования.

Вопросы же, задаваемые в ходе аудита руководителям СБ, выходящие за пределы собственно охраны, зачастую ставили указанных работников в тупик. Самым выдающимся ответом на один из вопросов был: «А такие задачи не ставились».

Помимо прочего, выяснилось, что руководитель СБ и один из его заместителей имеют собственный бизнес на стороне. И хотя в ходе проверки не было установлено фактов лоббирования интересов собственного бизнеса, тем не менее, это обстоятельство не может не дать повода задуматься о конфликте интересов.

Поскольку Служба безопасности любого предприятия это лишь часть системы безопасности, то в ходе аудита СБ были выявлены слабые места и в общей системе безопасности: проблемы юридической компетенции и организационного взаимодействия, что также отрицательно влияло на устойчивость предприятия к возникновению нештатных ситуаций: в частности, ряд юридически важных документов был составлен таким образом, что в случае внезапной проверки контролирующих или правоохранительных органов в руках последних оказывались готовые доказательства противоправной деятельности.

Небольшой подитог к вышесказанному:

Памятуя о том, какую основную цель преследует предпринимательская деятельность (извлечение прибыли), отмечу, что несоблюдение практически любого из вышеназванных принципов, с большой степенью вероятности может привести к возникновению дебиторской задолженности. Часто, увы, безнадежной.

Не желая чрезмерно упрощать, тем не менее, отмечу, что иногда меры, направленные на минимизацию рисков (связанных с возможным неисполнением будущим контрагентом обязательств по договору), даже не требуют глубокого и затратного его (контрагента) изучения, достаточно лишь обратиться к открытой базе данных судебных приставов и, как минимум, не кредитовать тех, кто является фигурантом длинного перечня оконченных без исполнения производств, по причине невозможности взыскания.

Наш опыт работы, в части взыскания дебиторской задолженности, позволяет сказать, что люди годами наступают на одни и те же грабли: дают денег в долг / отпускают товар без предоплаты и т.п. как раз лицам из вышеназванного перечня информационной базы Службы Судебных приставов.

Конечно, такой способ проверки – это лишь малая толика из того комплекса мероприятий, который позволит составить представление о лице, с которым Вы намереваетесь вступить в финансовые отношения. Но многие не делают даже этого. Конечно, в нашем арсенале есть множество иных, законных и эффективных методов изучения контрагента. Остается лишь пожелать предпринимательскому сообществу использовать их в повседневной деятельности: либо посредством собственной Службы безопасности, либо отдав эту работу на аутсорсинг.

Резюмируя, хочу отметить следующее:

В целом образование – это формирование картины мира. Владеть картиной мира – значит видеть причинно-следственные связи между явлениями. У нас огромное число молодых людей не имеют никакой картины мира, они не видят причинно-следственных связей между явлениями. Университеты – это учебные заведения, которые берут на себя риск и ответственность сформировать картину мира.

Сегодня конкретными примерами я постарался донести до академического сообщества, что вырабатываемые Вами теоретические (методические) критерии экономической безопасности находят свое применение на практике… и мы вместе с Вами сегодня пытаемся дополнить тем самым картину мира.

Спасибо за внимание.